ИНФО

Семейные обстоятельства

Как отношения в семье могут усиливать алкогольную зависимость, и почему алкоголизм часто становится наследственным недугом? 


Семейная  психотерапия - важная часть лечения алкоголизма. Эту болезнь трудно преодолеть в одиночку. Решающую роль могут сыграть отношения с близкими. Поэтому членам семьи выздоравливающего человека так важно преодолеть собственную созависимость, которая неизбежно возникает в семьях, где кто-то испытывает проблемы с выпивкой.  


Есть, как минимум, три причины, по которым в процессе реабилитации зависимосго человека важно уделать внимание семейной психотерапии.

 

Во-первых, близкие выздоравливающего могут оказать неоценимую помощь в преодолении абстинентного синдрома, но для этого им потребуются специфические знания и навыки. 

 

Во-вторых, жизнь рядом с зависимым делает привычным постоянное эмоциональное напряжение и тревогу. Это редко проходит бесследно для здоровья и чаще всего выливается в психосоматические симптомы (например, в повышенное артериальное давление или лишний вес, связанный с «заеданием» тревоги). Кроме того, алкоголизм близкого человека больно бьет по самооценке, заставляет постоянно переживать чувство обиды, вины и стыда (особенно, если, напившись, он позволяет себе поднимать руку на «домашних»). Так что пройти семейную психотерапию терапию имеет смысл не только ради спасения выпивающего, но и ради себя.

 

Третий важный момент – забота о детях. Для их несформированной психики напряженная атмосфера в семье и разобщенность между родителями особенно травматична. К тому же, они неосознанно перенимают болезненные семейные сценарии и невольно начинают следовать им во взрослой жизни. И с этой точки зрения семейная терапия  - это еще и способ остановить распространение болезни в роду. 

Дальше мы чуть подробнее остановимся на каждом из трех направлений работы с семьями людей, выздоравливающих от алкогольной зависимости.

 

Готовность к переменам


Звучит неправдоподобно, но семьи алкоголиков часто сами по-настоящему не готовы к тому, чтобы их пьющий родственник вернулся к здоровой жизни.

 

Это связано, в том числе с тем, что жизнь в постоянном эмоциональном и душевном напряжении мобилизует и усиливает наши психологические защиты. Чем чаще алкоголик нарушает  обещания и «врет», чтобы оправдать свое поведение, тем недоверчивее и  подозрительнее становятся его близкие. Когда нельзя полагаться на человека, строить с ним совместные планы, когда не знаешь, чего от него ожидать, неосознанно стараешься как-то компенсировать дефицит безопасности и определенности. Как правило, это происходит за счет усиления контроля («Ты где? Я звонила пять раз, почему у тебя вечно отключен телефон? С кем ты? Во сколько ты придешь?» и т.д.).

 

Сначала человек старается держать под контролем и делать более предсказуемыми отношения с зависимым. Но постепенно существование в режиме постоянной оборонительно-боевой готовности превращается норму и проникает во все сферы жизни. Тогда с болезненными переживаниями, возможностью неудачи, боли и разочарования начинают ассоциироваться любые ситуации, в которых есть элемент неопределенности и непредсказуемости. Пугать и вызывать тревогу начинает все, что трудно спрогнозировать и спланировать заранее. А вдруг я буду не готов(а) к тому, что произойдет?  Вдруг все станет еще хуже, чем сейчас?

 

Выздоровление от алкогольной зависимости всегда связано с новизной и неопределенностью не только для самого пьющего, но и для его близких. Приходится перестраивать все: от рациона питания и привычного расписания дня до системы отношений между родителями и детьми. Уйма энергии, которая раньше тратилась на контроль и уклонение от решения проблемы, теперь высвобождается. Есть ли у семьи ясное представление о том, как ее использовать по-другому? Например, есть ли у супругов общие интересы, помимо совместного решения бытовых проблем? Есть ли у того, кто уже успел свыкнуться с ролью няньки и прокурора в одном лице, какая-то сфера, где он мог бы реализовать себя как самостоятельная личность, а не как жертвенно-контролирующий придаток к пьющему человеку? И это лишь часть непростых вопросов, на которые придется ответить.

 

Семейная терапия – возможность пройти этот непростой путь в относительно сжатые сроки, пережить перемены осознанно и сделать это в более безопасной и ресурсной обстановке.

 

За себя и за того парня

 

Есть несколько вещей, научившись которым, вы поможете и себе, и зависимому человеку.

 

Уметь справляться с тревогой


Чаще всего алкогольный срыв запускается ощущением тревоги, с которым трудно справиться. Поскольку это переживание очень заразительно и часто вызывает цепную реакцию, придется научиться, с одной стороны, не вовлекаться в тревогу выздоравливающего (в противном случае ее станет слишком много, и срыва не избежать). А с другой – справляться с собственными волнениями и страхами так, чтобы они не передавались окружающим. Для этого, в частности, нужно уметь видеть и признавать их в себе, а не стараться подавить или выместить на ком-то из близких. 

 

Отказаться от контроля и сверхопеки


Еще одна проблема, с которой сталкиваются зависимые люди  - это неумение брать на себя ответственность за свои выборы и поступки. Отсюда желание растворить проблемы в алкоголе, отказ признавать болезнь, постоянное придумывание оправданий и трудности с сопротивлением соблазну…

 

Стараясь опекать зависимого человека и контролировать каждый его шаг, близкие неосознанно берут на себя слишком много ответственности и тем самым потакают инфантилизму пьющего.

 

Простая иллюстрация: Муж из-за выпивки не может пойти на работу. Жена, которая боится, что за это «главу семейства» ждут неприятности, вынуждена (как ей кажется) звонить на работу и придумывать какое-то оправдание для мужа. Тем самым она невольно ограждает его от неприятных ощущений, связанных с тем, что за любой поступок нужно отвечать. Многие женщины оправдывают такое поведение тем, что их беспокоит не душевный покой супруга, а семейный бюджет, которому штрафные санкции могут нанести серьезный урон. Но и тут та же история: зачем выпивающему забивать голову возможным «дефицитом бюджета», если на это есть жена, которая всегда что-нибудь придумает и обязательно выкрутиться?

 

Еще один пример из практики: 22-летняя дочь была поражена, когда узнала, какие долги выпивающая мама накопила по квартплате. Испугавшись, что маму выселят из неприватизированной квартиры, дочка сама влезла в долги, но оплатила счета. Потом она рассказывала, что «не заметила, как на меня была переложена «почетная обязанность» оплаты вообще всех коммунальных платежей за квартиру, в которой я бывала максимум раз в неделю». А мама на высвободившиеся деньги продолжила выпивать с подружками. «Сейчас я поступила бы совсем по-другому. Угрозу выселения можно было использовать как главный аргумент для отказа от выпивки и начала лечения, но тогда я этого не понимала».

 

Не мешайте зависимому человеку встретиться с неизбежностью ответственности за свои поступки. Пока он продолжает выпивать, ваша опека, сверхконтроль и гиперответвенность отодвигают тот день, когда он, наконец, осознает, насколько серьезно болен и в какое плачевное положение себя загнал.

 

Если человек решил «завязать», то продолжать контролировать, опекать и брать на себя ответственность за его состояние тем более бессмысленно. Тем самым вы даете понять, что не верите, будто он может отвечать за себя сам. Это унизительно и болезненно для и без того уязвимой самооценки выздоравливающего человека.

 

Не сыпать соль на рану


Пожалуй, дольше всего заживают раны, связанные с едким чувством вины и стыда. Иногда, чтобы рана начала затягиваться, достаточно просто перестать ее бередить. Стараться не напоминать о прошлых обидах, об упущенных возможностях, пережитых скандалах, выброшенных на ветер деньгах, разбитых вещах. Что было, то было. Удерживая эти воспоминания, вы удерживаете старую жизнь, а значит и болезнь.

 

Но бывают и более глубокие и тяжелые ранения, которые не начнут заживать, если их не промыть. В этом случае замалчивание и вытеснение того, что мучает и не дает покоя, только усугубляет болезнь. Вина и стыд становятся токсичными и начинают разъедать человека изнутри. Если образовался нарыв, требуется дренаж. Придется набраться сил, перетерпеть боль и вылить, наконец, наружу весь свой страх, обиду, бессилие и гнев. Причем, освободиться от всех этих отравляющих чувств нужно не только тому, кто стремиться избавиться от зависимости, но и его близким. Естественно, лучше если этот процесс будет происходить в безопасных условиях терапевтического кабинета в присутствии опытного специалиста.

 

Зависимость от алкоголя редко появляется по какой-то конкретной причине. Как правило, срабатывает целая система факторов. Но в любом случае, для семьи алкогольная зависимость одного из его членов  - это послание. В нем зашифровано что-то важное об отношениях между людьми и одновременно содержится подсказка о том, в каком направлении нужно двигаться, чтобы семья снова стала «питательной средой» для тех, кто в ней живет. Не бывает худа без добра. То, что кажется тяжелым испытанием, может стать дверью в более зрелую, насыщенную и осмысленную жизнь. Главное – решиться заглянуть в эту дверь.

 

 Спасайся, кто может

Бывает так, что зависимый человек или не решается начать лечение или сдается в середине пути. Тогда у его близких тоже появляется выбор: идти дальше, чтобы позаботиться хотя бы о себе, или тоже сдаться, рискуя пойти на дно вместе с тем, кто перестал сопротивляться течению.

 

В нашей практике родственники зависимых людей все чаще выбирают первое. Особенно женщины, у которых есть маленькие дети (а значит, и ответственность за их безопасность и душевное равновесие), или наоборот – дети уже выросли и наконец-то есть шанс сделать что-то не ради других, а для себя самой. 

 

Жизнь рядом с зависимым человеком больно бьет по самооценке. Даже если он никогда не позволял себе оскорблять или физически угрожать близким. Окружающие, как правило, осуждают зависимых от выпивки, поэтому семья алкоголика часто начинает стыдиться и замалчивать свою проблему.

 

Другое «наследие» жизни рядом с пьющим человеком – постоянная тревожность и расшатанные нервы. Обычно это выливается в психосоматические симптомы. Иногда они заметны, как например, нервный тик, сыпь на коже или выпадение волос на нервной почве. Но чаще симптомы не настолько очевидны. Одна из бессознательных защитных реакций психики на постоянный стресс – как бы «отделиться», изолироваться от телесных ощущений, которые приносят слишком большой дискомфорт и заставляют психику непрерывно находиться в мобилизованном состоянии. В результате человек перестает осознавать целый ряд проявлений психического переутомления в своем теле. Например, поверхностное дыхание, напряжение в шее, плечах, руках и ногах. Если вовремя не обратить на них внимание, эти проблемы становятся хроническими и выливаются в головные боли, проблемы со сном и аппетитом. Кстати, об аппетите, «заедая» повышенную тревожность и хронический стресс, человек может в очень короткие сроки серьезно поправиться. А это, в свою очередь, тоже больно бьет по самооценке.

 

Согласитесь, что вина, стыд, ощущение униженности и уязвимости, расшатанные нервы, проблемы со здоровьем - багаж, который вряд ли стоит брать с собой в новую жизнь. Если от него не избавиться, есть риск снова наступить на те же грабли или, наоборот, боясь ошибиться, упустить свой шанс на счастье.

Не легче ли взять передышку и для начала разобраться в себе? Прежде чем двигаться вперед, очень важно ответить себе на вопросы:

 

  • кто я (сам по себе, независимо от других членов моей семьи и социального статуса)?
  • достаточно ли хорошо я отношусь к себе? (умею ли прислушиваться к своим потребностям, доверять ощущениям, заботиться о себе? и т.д.)
  • какой потенциал остается во мне нереализованным?
  • какая жизнь могла бы сделать меня счастливым(-ой)?
  • достаточно ли у меня друзей и по-настоящему близких людей? Вообще с теми ли людьми я проживаю свою жизнь?
  • какие отношения могли бы сделать меня счастливым(-ой)?

Это лишь часто вопросов, ответить на которые важно любому из нас, тем более тому, кто собирается «перевернуть станицу и начать с красной строки».

 

Еще одна важная и сложная тема – дети, которые растут в семьях, где кто-то из родителей выпивает. Они неосознанно копируют родительские сценарии отношений, и это одна из причин, по которой алкоголизм часто становится «наследственным» не только на физиологическом уровне, но и на уровне психологии и менталитета.

 

Для будущего мужчины очень важно научиться отвечать за свои поступки и за своих близких. Заботиться о них: любить и уважать женщину, с которой живешь, искренне интересоваться детьми, участвовать в том, чтобы любимые люди смогли реализовать заложенный в них потенциал и прожить насыщенную, плодотворную жизнь. Ровняясь на отца, который находиться в серьезной зависимости от алкоголя, научиться всему этому сложно.

 

Так же, как девочке, которая видит маму измотанной, вечно раздраженной или подавленной, трудно поверить в то, что семейная жизнь может сделать женщину по-настоящему счастливой.

 

Наблюдая за мамами, которые всю жизнь борются с отцовской болезнью, девочки по-разному толкуют увиденное. Кто-то уясняет, что «нет в жизни  счастья», потому что «все мужики козлы». Как правило, эта установка работает, как самореализующееся пророчество – и мужики, и жизнь, скорее всего, будут соответствующими.

 

Другие девочки делают из увиденного вывод, что любовь – это всегда служение, жертва и самоотречение. Удивительным образом они находят, мужчин, которые нуждаются именно в таком отношении к себе – то есть эгоистов, которые ждут, что женщина будет думать только о них, жить только их интересами, «справлять» только их капризы, терпеть любые обиды и унижения и никогда ничего не желать лично для себя.

 

Вам интересно, какие жизненные сценарии они передадут своим детям?

Эту «эпидемию» не так уж трудно остановить. Благо, есть люди, которые могут в этом помочь.

Узнать о том, есть ли созависимость в вашей семье и как ее преодолеть можно с помощью книги Валентины Москаленко "Зависимость: Семейная болезнь"

Конструктор сайтов
Nethouse